Смешные истории. Герой.

Смешные истории. Герой.Смешные истории из жизни чудища страшного. Часть вторая.

Герой жил себе не тужил и героем себя вовсе не считал.

Был он роста высокого, воли железной и характера покладистого. Вранья не любил, друзей ценил, а взятки терпеть не мог, сторонился их и по роже, если надо в таких случаях, бил не стесняясь.

Лежал герой на печи долго, в телевизор заглядывая и политические карикатуры на разных ток-шоу рассматривая. А потом в один день встал богатырь с печи и заставил всех призадуматься.

Потянулся к нему народ, честность искреннюю почуяв. Пришли к нему люди простые с поклоном низким и говорят:

— Пойди, богатырь честный, в земли столичные, да с чудищем страшным разберись по справедливости. Будем мы тебе вовек благодарны и на очередных внеочередных выборах за тебя проголосуем. В первом туре выиграешь. Только вытрави эту гадину из страны нашей.

Пошел богатырь честный в столицу пешком, потому что проезд был дорогим, а денег на машину он так и не скопил. Минималку получал богатырь наш, пока на печи лежал. А что ж за нее купишь, кроме хлеба и носков житомирских?

Пришел богатырь на рынок черный, купил себе меч заграничный нерастаможенный. Махнул им несколько раз и понял, что очередных внеочередных выборов ну никак не избежать.

Спало себе чудище и не знало, что час его пришел.

— Вставая, змея паршивая, Коррупцией именуемая. Буду тебя бить крепко!

Рассмеялось чудище пуще прежнего, но вдруг испугалось меча нерастаможенного, правда, виду не подало. Выложила тогда Коррупция перед богатырем все свои тузы козырные, что благами неземными пахнули, но не возымело это эффекта на богатыря честного.

Вышел воин в поле чистое, чтобы принять бой равный и выиграл с разгромным счетом на выезде. Полетели две головы на землю, кровью обагренную. Осталась одна, что Судом звалась. Не тронул ее богатырь, а в заложники взял и в музее потом всем показывал, смешные анекдоты при этом рассказывая.

Выиграл богатырь честный в туре первом, разогнал дармоедов без совести и зажило тридевятое царство по-новому, только не так как Петре Шоколадном, а лучше.